Опублікував(ла) europsyhistory | Листопад 1, 2010

Думка психолога щодо травми поколінь

Як історику, який тільки-но починає займатись психоісторією мені було надзвичайно цікаво прочитати роздуми професійного психолога на тему  “травми поколінь” (http://community.livejournal.com/ru_psiholog/1849085.html?view=50872317#t50872317).

Виявляється, що самі психологи не завжди можуть ідентифікувати цю травму та шукають різні причини незадовільного психологічного стану людини і в першу чергу в сексуальному незадоволенні, або просто ігнорують наявність травми поколінь, адже вона є майже у всіх і в тому числі у тих самих психологів.

Найбільшу зацікавленість в мене викликали пояснення психолога щодо виникнення та передачі травми поколінь, нам би хотілося навести цю частину статті в цьому пості (текст подається мовою оригіналу):

” Главной причиной травмы поколений является слишком большой для одного человека (и одного поколения) масштаб событий, в которые он волею судьбы вовлечен. И фактически, тот, кто пережил эти события и передал жизнь дальше в этих условиях – совершает подвиг, становится героем – личностью, совершившей то, что за гранью возможностей человека. А боль ран, потерь близких, опыт боевого и внебоевого насилия – ими чаще всего не проговаривается, поскольку это слишком тяжело, они стараются, как могут, об этом забыть, вытеснить, отвергнуть.

А у тех, кто не выжил, остались близкие – родители, жены, дети, братья и сестры, любимые… И  для них на осознанном уровне – чаще именно боль, а их собственный подвиг выживания – как бы не в счет. Он обесценивается чувством вины перед ушедшими. Так формируются два основных мотива: большая судьба (живой, победитель) и большая боль (мертвый, побежденный), которые и передаются потомкам.

Тот, для кого первичен мотив большой судьбы, сознательно ожидает от потомков деяний, сопоставимых по масштабу с его подвигом («Я в твои годы на жизнь зарабатывал/землю пахал/фронтом командовал). А вытесненная или отрицаемая боль создает «второй план» его психологического наследия. Тот, для кого первичен мотив большой боли – ее и транслирует сознательно, а мотив больших ожиданий – остается в подсознательном фоне.

Так формируется семейная система, в которой ребенок не может быть воспринят просто как данный конкретный ребенок, таким, как есть, и постепенно взращен в соответствии со своими особенностями и способностями. Уже с самого рождения его воспринимают во многом обезличенно, через призму больших мотивов. Соответствующим образом с ним и взаимодействуют, формируя травматическое послание.

Травматическое послание представляет собой причудливое, если не сказать, хаотическое переплетение основных мотивов  (живой победитель/живой побежденный/мертвый победитель/мертвый побежденный) в психическом пространстве одной личности. Так на символическом уровне война продолжается, и противостояние переходит из мира явленного для одного поколения в мир внутренний для последующих.

Происходит это по трем коммуникативным каналам – физическому, эмоциональному, интеллектуальному, посредством формирования так называемого «комплекса мертвой матери», описанного А. Грином.

Физический путь представляется первичным. Он состоит в том, что застывшее от горя тело матери (или того, кто ухаживает за ребенком в ее отсутствие), не способно полностью принять младенца в любящие объятия. И, таким образом, на физическом плане – на уровне рефлекторной регуляции вегетативного и мышечного тонуса (глубокой чувствительности) –  сформировать у него устойчивое базовое чувство безопасности. То есть экзистенциальную основу бытия – матрицу целостного восприятия собственного тела (Архипов Б.А., Максимова Е.В., Семенова Н.Е.). Так дитя, у которого нарушены физиологические механизмы, обеспечивающие устойчивое положительное ощущение себя, чувство витальной радости, становится исключительно чувствительным к передаче травмирующих посланий от родителей/прародителей по двум другим путям:

–  эмоциональному, когда на него обрушивается поток взглядов, интонаций, прикосновений, – поощряющих, наказующих, игнорирующих, и – искренних, любящих, нежных – когда родных иногда «отпускает» их собственная боль;

–  и интеллектуальному, когда ребенок одновременно пытается усвоить противоречивые смыслы определений и требований, которые слышит: «ты хороший», «ты плохой», «ты должен быть лучше всех», «ты плохо кончишь».

 

Это буквально раскалывает психику ребенка, препятствует формированию устойчивых связей между витальностью, эмоциями и интеллектом,  приводя к хаосу в ощущениях, мыслях, чувствах, поведении. И постоянной внутренней борьбе, сопровождающейся мощным внутренним напряжением – мышечным и вегетативным. Чтобы как-то его ослабить, ребенок вынужденно подстраивается под противоречивые требования окружения, получая в случае успеха возможность и право относительно хорошо себя чувствовать. Он неосознанно привязывает свои ощущения к результатам действий, которых от него ждут взрослые – даже если они и не осознают этих ожиданий. Будет ли это болезнь (чтобы мама могла немного отдохнуть дома «на больничном»), раннее обучение чтению (чтобы папа мог с гордостью продемонстрировать вундеркинда родне), безвольная покорность (чтобы заслужить одобрение бабушки) или грубость (чтобы заслужить одобрение деда). В этих случаях их слегка «попускает», и они могут дать ребенку немного внимания и любви. Тогда его тело немного расслабится, разблокируя глубокую чувствительность, и он ненадолго сможет почувствовать себя – собой. Вокруг этих ситуативно обусловленных ощущений «заслуженного облегчения» группируются эмоции и смыслы. Таков возможный механизм формирования множественных идентичностей, которые, естественно, «не дружат» между собой, что и вызывает симптоматику повторного переживания, избегания и повышенной возбудимости,  хорошо известную под названием посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).  Подробное описание симптомов можно прочесть в книге М.М. Решетникова «Психическая травма», глава 14, с. 122-126. Естественно, с поправкой на то, что в нашем случае речь идет о людях, которые родились и росли в условиях постоянной трансляции травматического послания.”

(http://community.livejournal.com/ru_psiholog/1850451.html)

 

 

Advertisements

Responses

  1. безусловно опыт прошлых лет влияет на мироощущение последующих поколений. было бы интересно исследовать эти показатели в странах, которые затронула вторая мировая война и странах мирных. будущих свершений!


Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s

Категорії

%d блогерам подобається це: